Tags: быт и нравы аборигенов

Я полностью в край, дорогая редакция

Извините за очередное затрагивание неприличной темы, но вот это - это НАСТОЛЬКО круто, что у меня просто нет никаких слов.

Коротко: тетенька приехала из Испании, почувствовала себя нехорошо, но держалась и мужественно читала лекции студентам. И все бы ничего, но эта тетенька - она главный инфекционист Ставропольского края и профессор кафедры инфекционных болезней.

Ы.

Учитесь, дети!

...как надо переобуваться на лету. Все гнилые отмазки, что когда-либо приходили, приходят или придут в ваши светлые головки - это полная ерунда и сущий детский лепет. А теперь смотрите, как правильно.

Предыстория: есть в нашей деревне некий местечковый депутатик. Понятно, из каких партиев. Бывший мент. Физиономие такое интересное, весьма, надо сказать, соответствующее. С грамматикой не шибко в ладах. Само собой разумеется, с фокусами и делишками (и кучкой неприятных статеек в интернетиках, эти фокусы разоблачающих, и даже позволяющих себе вполне такие конкретные грязноватенькие намеки про евойные делишки). Зато очень, очень народоориентированный (особенно перед выборами): из вконтактиковых группочек не вылезает, за народ печется и всячески за него переживает. Свой в доску, короче говоря. Рубаха-парень и все такое.

Естественно, с мощнейшей группой поддержки, во главе которой чирлидерши, выставляющие напоказ бодрые сиськи, закатывающие томные очи и ритмично размахивающие пипидастрами: "Иван Иваныч лучший!", "Иван Иваныч - это такой мущщина, ах!..", "Иван Иваныч за простой народ!", "Иван Иваныча в главные мэры, губернаторы и начальники всея Вселенной!"

И тут происходит нечто, совершенно непостижимое и невероятное: депутатика заковывают в кандалы и везут в острог. За разные мелкие (и не очень) шалости.

А вот вам и катарсис в стиле лучших древнегреческих трагедий: развеселившийся, раскрасневшийся от интересного представления народ вопрошает козу, официально служившую у депутатика помощницей, мол, как так, что ж ты за эту гадину подколодную топила-то? А та и отвечает как на духу: а это и не я вовсе, это вот эта вот шалава мерзкая за него два года ажитировала и билась в припадке, а я - вся из себя такая белая и пушистая - просто прогуливалась и смотрела, не собирается ли дождь. И тут - та-да! - выползает вторая предводительница дворянства, поправляет прическу и молвит человеческим голосом: а я ПОШУТИЛА!!! и чиста ради хохмы про начальники Вселенной вбросила, а вы все поддержали, а я вам, дурачкам, потом все эти два года просто подыгрывала. А сама изначально все понимала и в сердце всегда носила тайное знание, что он плохой. Ибо умна не по годам, весьма предусмотрительна и чрезвычайно порядочна.

Блядь, как же меня умиляют граждане конструкции "ссы в глаза божья роса"... Обосрутся, угадятся с ног до головы и хоть бы хны.

Тьфу, мерзость!

КХСД или О вреде воспитания

Пришел к выводу, что воспитание и хорошие манеры мешают людям проявлять совершенно естественные человеческие реакции и тем самым ведут к фрустрации, неудовлетворенности и нервным срывам.

Сегодня шел по узенькой скользкой дороге, забитой под завязку согражданами, и потому никак не мог свернуть и спрятаться от внезапно обрушившейся на меня напасти. А прятаться было от чего: прямо за мной пристроилась крупногабаритная девица с телефоном, оглашающая всю округу истошными воплями нижеследующего содержания (дословно):

"Кароче, я вчера над Алиской угорала. Прикинь, она родила сына и назвала его то ли ИскандЕр, то ли ИскАндер. Гы-гы-гы. Шо за имя такое нах? Как эспандер. Я ей говорю, заведи Инстаграм и пиши туда про своего ИскАндера-Эспандера. А? Что? Инстаграм. Ну, такая круглая хуйня с дыркой..."

Видит Бог, чего мне стоило не повернуться и не сказать "Извините, барышня, вас не затруднит перестать посвящать окружающих в подробности своей личной жизни". Разумеется, с заменой "извините" на "слышь, ты", "барышни" на прямую цитату из ее речи, а всей последующей части предложения на "закрой хлебальник, в спину дует".

Но нет, воспитание, мать его. И манеры. Теперь неудовлетворен, фрустрирован и нервно сорван.

Тайны белых ночей

На часах 3:18. Совсем светло. В близлежащий ресторанчик только что зашла компания молодых людей: три празднично, с шиком одетые девушки на высоченных каблуках и обильно татуированный юноша-хипстер в джинсиках и курточке. И все бы ничего, но в руках у юноши упаковка из четырех рулонов туалетной бумаги. Ы.

Это что, какие-то новомодные тенденции в духе Бунюэля или они просто заранее не доверяют качеству пищи в местечковых заведениях?..

(no subject)

24-этажный дом в густо застроенном районе. Прямо под домом крыша двухэтажной пристройки с магазинами. Сегодня на эту крышу вылезла девица в моднявых очочках и розовых кедиках, постелила коврик, поставила столик, принесла тарелку с какой-то блевотиной едой, кружку кофе и, тыкая пальчиком в экран [явно кетайского] смартфона, совершила утреннюю трапезу.

Само собой разумеется, крыша усеяна окурками, пустыми бутылками, использованными изделиями и вполне себе симпатично заплевана.

Я все жду, когда они там начнут шашлыки жарить.

(no subject)

А знаете, каким нынче образом и в каких выражениях молоденькие барышни на романтическом свидании жалуются своим столь же юным кавалерам на то, что сидение на ступеньке эскалатора испачкало им одежду?

Ага, 160-децибельным визгом на весь эскалатор. Ага, "У МЕНЯ ВСЯ ЖОПА ГРЯЗНАЯ!!!"

(no subject)

Социальный состав населения в новых районах, где никогда не было старых домов, это, конечно же, песня. Печальная, разумеется.

Дамы тут бывают ровно двух разновидностей. Во-первых, это мамашки с числом детей от 0.5 (раньше не видно) до трех. В простых легких платьицах, усталые, замученные, с фразой "Снежанна (Ефросиния/Лукерья/Прасковья/Рогнеда/etc.), не надо брать каку в ручки!", намертво прилипшей ко рту, взглядом, уверенно диагностирующим педофила в каждом мужике старше 10, и лицом, излучающим одновременно счастье материнства и желание выспаться.

Во-вторых, это из последних сил - на все деньги, оставшиеся после уплаты квартплаты и отоваривания в "Пятерочке", - расфуфыренные козы, цокающие пятнадцатисантиметровыми каблуками по асфальту, и совершенно явственно ненавидящие все вокруг. К ярко-алому ногтю на указательном пальце прилип айфон, на лице сквозь толстый слой косметики отчетливо проступает "Ведь Я этого достойна!", причем под "этим" подразумевается вовсе не Муринское сельское поселение, Ford Focus и Вася-шиномонтажник, а как минимум Ницца, Bentley и Джонни Депп. Но увы, у родителей накопилось только на пригородную ипотеку, а зарплата перекладчицы бумаг в офисе плохо коррелирует с ценами на Louis Vuitton и стоимостью квадратного метра в апартаментах на Крестовском.

С XY-хромосомными гражданами все еще проще. Это либо не в меру крутые пацанчики на умеренно крутых тачках, купленных на папины деньги, либо, простигосподи, хипстеры в кедиках, на самокатах и велосипедиках, считающие прикольным и оригинальным написать слово "хуй" на стенке лифта.

Средний возраст не больше 25, поэтому лет через тридцать-сорок тут будет, гы-гы, знатная богадельня и огромная очередь на сдачу баночек с мочой в местной поликлинике - ну, если ее построят к тому времени, конечно. Все остальные группы населения (за исключением разве что работяг с многочисленных близлежайших строек, но это, я надеюсь, все-таки явление временное) представлены в округе в столь микроскопических количествах, что ими смело можно пренебречь. Короче говоря, возжелать, распалиться похотью тут совершенно некого и не на что, причем как в интеллектуальном, так и физиологическом плане.

И вот, представьте, поднимаюсь я как-то из перехода метро, а навстречу идет толпа ЛЮДЕЙ. С человеческими лицами! Мужики, бабы, деды, бабки! Я аж прям испугался немножко от неожиданности. Всю голову сломал, пытаясь понять, откуда они тут. Думал, выборы какие-то и на них карусельщиков навезли. А оказалось все просто: подошла пригородная электричка и толпа с нее шла в метро. Ы.

Лирическая зарисовка

XXI век. Россия. Санкт-Петербург. Приемный покой крупнейшей городской больницы, обслуживающей 80.000 горожан в год. В коридоре возле двери, ведущей в отделение хирургической реанимации, сиротливо лежит довольно крупная кучка кошачьего дерьма.

Some boys

Шли у акына под балконом две юноши. В обнимку. Шли, потом встали, начали обзываться обидными словами. Потом малость пободались, потолкались, побили друг другу морды, упали в грязную лужу, побарахтались там вдоволь, потом встали и еще немножко порихтовали себе контуры физиономий. Затем сели отдохнуть на скамейку, заботливо отряхнули друг дружке курточки от нечистот, встали, обнялись и ушли.

А акын так и не понял, зачем им понадобилась эта занятная, но, кажется, довольно-таки бессмысленная интермедия. Boys just want to have fun?

Дзыннннь!

Три часа ночи. Раздается мощный "дзынь". Очевидно, где-то нарушилась целостность чего-то стеклянного. Через три минуты окрестности оглашаются женским визгом, вероятно, направленным в телефон, но за счет явления дифракции звуковых волн просочившимся в окружающую среду:

- Эта сволочь нам стекло выбила! Ну, бля, этот, Нинкин хахаль. А?... Чо?... А, нет, не надо, я его уже отпиздила и голову бутылкой пробила.